Интердевочка

 «Интерде́вочка» — художественный фильм Петра Тодоровского по одноимённой повести Владимира Кунина. Совместное производство СССР и Швеции. Один из самых популярных фильмов времён перестройки и лидер советского проката 1989 года.

 

Премьера состоялась в январе 1989 года.

 

Сюжет

 

Шведский клиент валютной проститутки и одновременно медсестры из Ленинграда Тани Зайцевой неожиданно делает ей предложение руки и сердца. После очередной беседы в милиции она с радостной вестью возвращается домой к матери, которая думает, что её дочь всего лишь медсестра. Таня не скрывает, что она выходит замуж не по любви, а потому что хочет иметь квартиру, машину, деньги и мечтает «посмотреть мир своими глазами». В разговоре с матерью она доказывает, что проституция свойственна всем профессиям: «все продают себя». Однако мать и представить себе не может, что Татьяна торгует собой в прямом смысле слова.

 

Бывший клиент, а теперь жених Тани Эдвард Ларсен (в книге Эдуард Ларсен) — это пропуск Тани в западный мир грёз. Однако на её пути встает советская бюрократия: для выезда в Швецию Тане необходимы справки. Самой тяжёлой ценой ей достается справка от отца, которого она не видела уже 20 лет. Он требует 3 тысячи рублей — огромные деньги по тем временам. Тане приходится вновь заняться проституцией, чтобы добыть эти деньги.

 

Швеция очень быстро наскучивает героине. Единственной отдушиной для неё становится русский водитель-дальнобойщик Виктор, работающий в «Совтрансавто», через которого она пересылает подарки своей маме в Ленинград. Шведские «друзья» ни на миг не забывают, как зарабатывала Таня в СССР. Эдвард действительно любит свою жену, но постоянно делает замечания по поводу её привычек. Таня — абсолютно чужая в незнакомом мире. Она мечтает навестить свою мать. От постоянной тоски по матери и родине она все чаще прикладывается к алкоголю. Таня понимает, что впервые за свою жизнь по-настоящему влюбилась в дальнобойщика Виктора. Но подарки из капиталистической страны не остались незамеченными — в очередной раз, когда фура Виктора прибывает в Швецию, за рулем оказывается другой мужчина. Тем временем подруга-проститутка сообщает Тане по телефону, что в СССР на неё заведено уголовное дело по статье «спекуляция» (за незаконные операции с валютой была другая статья с очень строгим наказанием) за незаконный обмен валюты. Следователи приходят к Таниной маме и открывают тайну высоких заработков её дочери. Морально сломленная мать-учительница кончает с собой, отравившись газом в своей квартире. Лялька, соседка Тани, чувствует запах газа на площадке, врывается в квартиру, выбивает окно, вытаскивает мать на площадку и безуспешно пытается её спасти, подняв тревогу. Она изо всех сил напрасно стучит в дверь к соседям.

 

В этот момент в Швеции Таня оборачивается, как будто слышит этот стук. Она чувствует, что случилось что-то страшное. В панике она прыгает в машину, едет в аэропорт и разбивается. Драматизм финального эпизода усиливает русская народная песня «Бродяга» («По диким степям Забайкалья…»), являющаяся лейтмотивом фильма.

 

Отличия от повести

 

В повести:

У Кисули автомобиль ВАЗ-2107, а не Москвич-2141, как в фильме.

Козлов проявляет заботу о матери Тани после её отъезда, впрочем, не без меркантильного интереса.

Таня покупает у Кисули шубу за 4000 рублей, а не за 7000, что впрочем можно объяснить выросшей инфляцией между написанной повестью и съёмками фильма.

Героиня случайно встречает в Стокгольме советских актёров. В фильме этого нет.

Зайцева проживает на Проспекте Науки, а в фильме на ул. Дыбенко.

 

История создания

 

Одним из заметных событий перестроечной жизни СССР стала публикация повести Владимира Кунина «Интердевочка» в журнале «Аврора» в 1988 году. Писатель провёл серьёзное исследование о профессиональной деятельности проституток и в течение нескольких месяцев следил за их работой в одной из ленинградских гостиниц. Рабочее название повести было «Проститутка». Редакция не решилась печатать повесть со столь скандальным заголовком, и Кунин сначала заменил его на «Фрекен Танька» (и именно под таким названием сценарий был запущен в производство), а позднее сменил на эвфемизм «интердевочка». Впоследствии этот неологизм прочно вошёл в русский язык.

 

Повесть вызвала бурную реакцию у читающей аудитории, редакция получила большое количество откликов, и стало понятно, что экранизация повести может иметь успех. Владимир Кунин предложил сценарий по мотивам повести Мире Тодоровской, и материал произвёл на неё впечатление. Она уговорила своего мужа Петра Тодоровского режиссировать фильм, хотя этот выбор был несколько неожиданным. Пётр Тодоровский, бывший фронтовик, известный своими картинами на военную тематику, имел репутацию профессионала, режиссёра с независимым и своеобразным взглядом в искусстве, но даже для него снять фильм о проститутке было смелым шагом; сначала он наотрез отказывался снимать фильм на тему проституции, но жена его уговорила.

 

Картина «Интердевочка» — один из первых примеров советского фильма, который снимался не на государственные деньги. Мира Тодоровская начала осваивать специальность продюсера — новую для зарождающегося кинорынка СССР. Часть денег на съёмки удалось найти у шведского партнёра Filmstallet AB, оставшуюся часть вложила студия «Мосфильм».

 

Подбор актёров

 

Основная проблема при подборе актёров возникла с исполнительницей главной роли. Главным кандидатом на роль первоначально была Татьяна Догилева — именно «под неё» писал сценарий Кунин. Но и она, и Наталья Андрейченко режиссёра не устроили. Приглашение на роль послали даже Катажине Фигуре (Польша), но договориться с ней не удалось. После полугода подбора кандидатов выбор создателей картины остановился на Елене Яковлевой.

 

Как считает театральный режиссёр Андрей Житинкин, Елена Яковлева прежде всего произвела впечатление своей ролью в Театре имени Ермоловой в его спектакле «Снег недалёко от тюрьмы», по пьесе Н. Климонтовича: она играла проститутку-лимитчицу, похожую на будущий образ Тани Зайцевой.

 

Тодоровскому поначалу казалось, что актриса не соответствует представлению о валютной проститутке — прежде всего, по внешним данным (по словам Миры Тодоровской, он упорно считал, что эти девушки должны быть «г­рудастыми и задастыми», а у Яковлевой — «ни там, ни тут»). Чтобы подчеркнуть фигуру, пришлось подложить актрисе под платье поролон. После кинопроб режиссёр удостоверился в правильности своего выбора.

 

Съёмки

 

Картина снималась в Ленинграде (в гостинице «Прибалтийская»), Москве и Швеции. Съёмки прошли очень быстро — в течение трёх месяцев летом 1988 года.

 

Создатели картины, имея валютный бюджет, позволили себе использовать киноплёнку «Kodak», что в советское время было прерогативой избранных режиссёров. Модные туалеты для героини в условиях тотального советского дефицита приобретали в Швеции. Тем не менее, костюмеры фильма не стремились изобразить советских валютных проституток того времени со стопроцентной точностью. Когда снимали сцены в отделении милиции, то в перерыве актрисы, игравшие проституток, обратились к милиционерам (сцену снимали в реальном отделении) с просьбой указать, кто из них больше всего похож на реальных валютных проституток. Они были очень удивлены, когда милиционеры указали на одну из ассистенток костюмера, которая была значительно скромнее одета по сравнению с загримированными актрисами.

 

Самые большие сложности возникли с постельными сценами. Яковлева категорически отказалась сниматься в обнажённом виде, и съёмочной группе пришлось пойти на различные ухищрения и монтаж. В итоге в картине собственно нет ни одной по-настоящему рискованной сцены. Ирина Розанова в одном из съемочных дублей обнажила свою грудь "для бытовой достоверности", и это наиболее заметная нагота во всём фильме. Так, в ключевой сцене, где Таня вынуждена отработать у своего давнего японского клиента сумму, недостающую ей для выезда в Швецию (750 дол.), снимали с участием почти всего мужского состава съёмочной группы: один раскачивал прикроватную тумбочку со светильником, а остальные, включая режиссёра, трясли кровать. При этом голова героини безучастно моталась из стороны в сторону; её лицо было смазано глицерином, что создавало впечатление пота. Самого же японца в кадре не было.

 

Режиссёр планировал снять в картине финал, отличающийся от трагической концовки повести. В нём фильм должен был заканчиваться кадром взлетающего самолёта, что косвенно намекало зрителю на то, что Таня благополучно доехала до аэропорта и села в самолёт. Однако, как утверждает Тодоровский, ему пришлось оставить трагический финал с гибелью главной героини по настоянию кинематографического руководства, поскольку у фильма должна была быть мораль: к чему приводит стремление «к красивой западной жизни».

 

Для шведской стороны был специально смонтирован односерийный вариант с другой концовкой. В ней оставался открытый финал — героиня уезжает на машине в неизвестность. Впрочем, в прокат этот вариант так и не попал, потому что шведский партнёр «Мосфильма» обанкротился.

 

Критика и значение

 

Наряду с «Маленькой Верой», картина стала одной из первых в СССР, где были затронуты табуированные темы. Хотя фильм в итоге получился достаточно целомудренным, вызов существующей системе прозвучал отчётливо. Сценарий эксплуатирует сюжет, ставший впоследствии стереотипным для советского и российского кинематографа. По мнению критика Александра Фёдорова (журнал «Видео-Асс Экспресс»), «Интердевочка» наглядно демонстрирует то, что эротика на отечественном экране так никогда и не стала самостоятельным жанром, выполняя вспомогательную роль, и всегда несла некую идеологическую и социальную нагрузку. Фильм внёс свою лепту в формирование нового женского образа на экране. Главная героиня — не мать и не любимая, а скорее эмансипированный образ женщины, которая сама распоряжается своей судьбой и профессией.

 

В фильме эффектно противопоставлены два мира: разлагающийся советский мир неустроенности, дефицита, зависти, семейных скандалов, нагловатых подростков и разбитых надежд и стабильный комфортный западный мир. В то же время этот контраст имеет и обратную сторону: несмотря на бытовую неустроенность советского общества, его представители более искренни, открыты и человечны. На Западе же во всем царит холодный расчёт, и человеческие отношения напоминают контрактно-рыночные (особенно это выражается в сцене, где один из клиентов Таньки требует, чтобы она снова оказывала ему сексуальные услуги, а получив отказ, добропорядочный семьянин пытается её изнасиловать; а также в сцене, где итальянец-клиент Ляльки в панике уезжает на своем BMW, несмотря на её крики о помощи). На границе этих двух миров живут валютные проститутки.

 

Несмотря на неоднозначную мораль, фильм внёс свой вклад в мифологизирование профессии валютной проститутки.

 

Несмотря на сложность затронутой темы, Тодоровскому удалось снять фильм как вневременную и не привязанную к конкретным обстоятельствам драму. Героиня любой ценой хочет вырваться из среды, где она вынуждена совмещать противоречивые профессии медсестры и проститутки. Но оторваться полностью от привычной среды оказывается невозможно.

 

Владимир Кунин считал свою книгу довольно посредственной, а трактовка Тодоровским его сценария и картина в целом ему не понравились. По мнению писателя, она оказалась слишком затянутой и с неправильно расставленными акцентами. Рассорившись с режиссёром, он покинул съёмки картины.

 

Фильм «Интердевочка» пользовался успехом у советских зрителей (свыше 40 млн зрителей в 1989 году), был продан для проката за рубеж. Был отмечен на советских и международных кинофестивалях.

 

Критик журнала «Киноведческие записки» Леонид Козлов так отозвался о фильме (декабрь 1989 года)

 

Этот несовершенный фильм, фильм со множеством изъянов, провалов, слабостей, натяжек и т. п. — я тем не менее оцениваю как явление очень серьёзное и симптоматичное. И мне кажется необходимым разглядеть то лучшее, что в данной картине есть. Не только потому, что успех этого фильма во многом определяется убеждающей работой прекрасной актрисы, но главным образом потому, что в этом фильме есть большой внутренний заряд элементарного, глубоко прочувствованного человеческого отношения к предмету изображения — к человеку на экране — и к человеку в зрительном зале.

— Киноведческие записки

 

Призы и премии

 

1989 — Елена Яковлева лучшая актриса года по версии журнала «Советский экран».

1989 — премия «Ника» лучшей актрисе (Елена Яковлева).

1989 — премия Токийского кинофестиваля лучшей актрисе (Елена Яковлева). 

специальный приз жюри фестиваля (Пётр Тодоровский).