Матрица

 «Матрица» (англ. The Matrix) — американский научно-фантастический боевик, снятый Эндрю и Лоуренсом Вачовски. В фильме участвовали Киану Ривз, Лоуренс Фишборн, Керри-Энн Мосс и Хьюго Уивинг. Фильм вышел на экраны США 31 марта 1999 года и положил начало трилогии фильмов, а также комиксам, компьютерным играм и аниме по мотивам.

 

Фильм изображает будущее, в котором реальность, существующая для большинства людей, есть в действительности симуляция типа «мозг в колбе», созданная разумными машинами, чтобы подчинить и усмирить человеческое население, в то время как тепло и электрическая активность их тел используются машинами в качестве источника энергии. Узнав об этом, хакер по кличке Нео оказывается втянут в повстанческую борьбу против машин, в которую также вовлечены другие люди, освободившиеся из «мира снов» и выбравшиеся в реальность.

 

Картина вызвала значительный резонанс в сфере философской мысли, обсуждению её аллегорического смысла посвящены многочисленные статьи. Наиболее полное соответствие идее «Матрицы» находят в платоновском мифе о Пещере; кроме того, в фильме содержится целый ряд философских, религиозных и художественных реминисценций. Среди возможных источников вдохновения для создания фильма также называются гностицизм, киберпанк и хакерская субкультура, «Алиса в Стране чудес», повесть Айзека Азимова «Профессия», роман Артура Кларка «Город и звёзды», гонконгские боевики и аниме.

 

В 2012 году фильм вошёл в Национальный реестр фильмов Соединённых Штатов Америки.

 

Сюжет

 

Молодой человек по имени Томас Андерсон ведёт двойную жизнь. Днём он программист в крупной компании, ночью — хакер Нео. Однажды на его персональный компьютер приходит странное сообщение: «Ты увяз в Матрице» (The Matrix has you…). Неизвестный даёт ему указание «следовать за белым кроликом». Нео встречает девушку с татуировкой в виде белого кролика. Следуя за ней, он приходит в ночной клуб. Там он знакомится с девушкой-хакером по имени Тринити (англ. Trinity — Троица), которая обещает раскрыть Томасу тайну Матрицы. Для этого Нео должен встретиться с тем, кто его давно ищет, — Морфеусом, которого власти считают опаснейшим террористом.

 

У Нео не остается времени для колебаний, потому что его компьютерными преступлениями уже заинтересовались так называемые «агенты», своеобразные «охранники» Матрицы. Арестовав Нео на работе, агенты допрашивают его и предлагают сотрудничество. Нео отказывается, и агенты вживляют ему жучка. Морфеус предлагает молодому человеку увидеть Матрицу собственными глазами и предлагает на выбор две капсулы — синюю, приняв которую, Нео проснётся в своей постели и будет считать, что ему всё приснилось, и красную, которая позволит Нео понять, что такое Матрица. Нео выбирает красную капсулу.

 

Нео попадает в жуткий разрушенный мир, который оказывается настоящим реальным миром. Он узнаёт, что привычный ему мир является иллюзией, порождённой искусственным интеллектом суперкомпьютера. Планета погружена в вечный сумрак, города лежат в руинах. Люди порабощены всесильными машинами, чтобы производить энергию, необходимую машинам для выживания. Те немногие, кто смог сохранить сознание, прячутся в катакомбах и ведут партизанскую войну против машин, научившись самостоятельно входить и выходить из Матрицы. 

 

Последним городом человечества является расположенный глубоко под землёй Зион, из которого предпринимаются отчаянные вылазки на летающих кораблях в мир Матрицы для спасения подключённых к ней людей. Один из таких кораблей носит название «Навуходоносор», и его капитаном является Морфеус. Он верит, что Нео — Избранный, который уже рождался, когда только Матрица была создана, с редкой возможностью изменять всё вокруг и подстраивать Матрицу под себя, именно он и спас первых людей из движения сопротивления машинам, раскрыл им правду и сможет навсегда спасти человечество от власти роботов. В разум Нео загружают все виды боевых искусств, чтобы он мог противостоять агентам. Морфеус проверяет Нео в бою, в котором он сначала легко одолевает его, но потом Нео удаётся одолеть Морфеуса. Далее он учит Нео совершать огромные прыжки, но у Нео это не получается с первого раза, как и у всех. Команда удивляется этому, так как если он Избранный, то законы матрицы должны быть ему по силам.

 

Однако в экипаже «Навуходоносора» появился предатель Сайфер, готовый променять жизнь своих друзей и свободу разума на иллюзию счастья, предлагаемую Системой. Сайфер выдаёт своих бывших друзей агентам — охранным программам Матрицы, которые жаждут получить коды доступа к Зиону, когда вся команда направляется к Оракулу Пифии, чтобы Нео смог узнать, избранный он или нет. Оракул предсказывает, что Нео должен будет сделать выбор между своей жизнью и жизнью Морфеуса. Морфеус попадает в плен к агентам, спасая Нео. Сайфер убивает половину команды, но Тэнку, оператору, удается его убить с помощью винтовки Теслы. Нео и Тринити ценой сверхчеловеческих усилий спасают своего капитана и когда они почти выходят из Матрицы, агент Смит успевает прострелить телефонную трубку и Нео не успевает выйти. Нео решает вступить в схватку с агентом, так как Пифия сказала, что каждый решает для себя сам, кем ему быть. В тяжёлой схватке Нео с трудом удается обезвредить одного агента и бежать от остальных. Когда он уже заходит в комнату с телефоном, Смит убивает его. Однако Нео, ощутив в себе силу, оживает (так как на самом деле он и есть Избранный). Он с лёгкостью уничтожает Смита, разрушив его программный код.

 

В конце фильма Нео звонит по телефону: он обещает, что покажет людям, запертым в Матрице, что они на самом деле живут в мире, где нет правил и границ — в мире, где «возможно всё», после чего взмывает в небо.

 

Саундтрек

 

Композитором фильма стал Дон Дэвис. Он заметил, что эффект отражения очень часто используется в фильме: отражения красной и синей таблеток в очках Морфеуса; Тринити наблюдает, как агенты сажают Нео в свою машину, через зеркало заднего вида на мотоцикле; отражения в гнущейся ложке; отражение вертолёта в окнах небоскрёба. Дэвис сфокусировался на теме отражений, когда начал писать музыку, сменяя оркестровые темы на контрапунктические идеи.

 

Для саундтрека «Матрицы» также использовалась музыка Роба Дугана, Rage Against the Machine, Propellerheads, Ministry, Massive Attack, Deftones, The Prodigy, Роба Зомби, Мэрилина Мэнсона, P.O.D., Juno Reactor и Rammstein.

 

Производство

 

Продюсер Джоэл Сильвер вскоре присоединился к проекту. Раскадровка в конечном счете получила одобрение студии, и было решено сняться в Австралии, чтобы максимально использовать бюджет. Скоро, «Матрица» стала совместным производством Warner Bros. и австралийской компании Village Roadshow Pictures.

 

На этапе кастинга сценарий был выслан Николасу Кейджу, Тому Крузу и Леонардо Ди Каприо, которые рассматривались на роль Нео. Все они отказались.

 

На роль Морфеуса до Лоуренса Фишберна рассматривались Гэри Олдман и Сэмюэл Л. Джексон. Также роль была предложена Шону Коннери, однако он отказался из-за того, что «совершенно ничего не понял в сценарии».

 

Роль агента Смита по замыслу режиссёров должен был исполнить Жан Рено, но француз предпочел сняться у Роланда Эммериха в «Годзилле». И тогда Вачовски пригласили на пробы Хьюго Уивинга, которые были очень впечатлены его ролью в драме «Доказательство» (1991).

 

Съёмки

 

Все, кроме нескольких сцен были сняты в Fox Studios в Сиднее и в самом городе, хотя узнаваемые ориентиры не были включены, чтобы сохранить впечатление от типичного американского города. Съемки фильма помогли закрепить Новый Южный Уэльс как крупнейший центр кинопроизводства.

 

Перед началом съемок ведущие актеры тренировались целых четыре месяца, изучая основы восточных единоборств. Длилось это обучение с октября 1997 года по март 1998 года. Актеры не ожидали таких нагрузок и были полностью уверены, что для получения практических навыков хватит и нескольких недель. Несмотря на обучение, некоторые съёмки поединков не обошлись без инцидентов: во время съёмок боя между Морфеусом и Смитом Хьюго Уивинг, блокируя удар Лоуренса Фишбёрна, чуть не сломал тому руку; сам же Киану Ривз перед съёмками перенёс операцию на шее и поэтому не дрался так много в фильме, как планировалось. Сами съёмки стартовали 14 марта 1998 года и закончились 1 сентября того же года, накануне дня рождения Киану Ривза.

 

Чтобы подготовиться к сцене, в которой Нео просыпается в капсуле, Ривз потерял 15 фунтов и побрил всё тело, в том числе брови, чтобы придать Нео истощенный вид. Сцена, в которой Нео попал в канализационную систему, завершила основные съёмки. Согласно Art of the Matrix, по крайней мере одна снятая сцена и множество коротких фрагментов действия были исключены из окончательного монтажа фильма.

 

Дизайн

 

«Код Матрицы» в фильме изображается бегущими вниз зелёными символами. Эти символы есть не что иное, как совокупность зеркально отображённых букв латиницы, цифр и слогов японского алфавита — катаканы. На код Матрицы похожи также дождь, стекающий по окну машины (в сцене под мостом), и струи воды мойщика окон (в сцене в офисе). Цветовая гамма в мире Матрицы отчётливо зелёного цвета, а в реальном мире больший акцент ставится на синем.

 

Линн Картрайт, супервайзер по визуальным эффектам на студии Animal Logic, контролировала создание последовательности начальной заставки фильма, а также общий вид кода Матрицы на протяжении всего фильма, в сотрудничестве с Линдси Флееем и Джастеном Маршаллом. Подобные «текущие символы» встречаются в аниме-фильме «Призрак в доспехах», только там они бегут горизонтально. Вачовски сами признаются, что были вдохновлены этим аниме, также выполненным в стиле киберпанк. Такие же горизонтальные символы видны на мониторах пришельцев в фильме «День независимости», что вышел «всего» на 3 года раньше.

 

Корабль «Навуходоносор» был спроектирован таким образом, чтобы отличатся от чистых, холодных и стерильных звездолётов, используемых в таких фильмах, как Star Trek. Провода были сделаны видимыми, чтобы показать рабочие внутренние поверхности судна, и каждая композиция была тщательно разработана, чтобы передать судно «браком между человеком и машиной».

 

Визуальные эффекты

 

Эффект, названный bullet time («время пули»), стал «визитной карточкой» «Матрицы». Bullet time — практически полная «остановка» времени в кадре в определённый момент, в то время как камера продолжает двигаться.

 

Когда Джон Гаэта прочитал сценарий, он умолял продюсера эффектов Manex Visual Effects позволить ему работать над проектом и создал прототип, который привел к тому, что он стал супервайзером по визуальным эффектам фильма.

 

Для создания данного эффекта использовалась техника старой художественной фотографии, известной как «временно́й срез», которая заключается в следующем: вокруг объекта устанавливается большое количество камер, которые снимают объект «одновременно». Затем кадры сводят следующим образом: сначала берут первый кадр с первой камеры, потом первый кадр со второй, первый кадр с третьей, и т. д. В результате на экране зритель видит неподвижный объект, в то время как камера как бы движется вокруг него. Это напоминает то, как человек ходит вокруг статуи, чтобы получше рассмотреть её со всех сторон.

 

Описанный метод был улучшен сёстрами Вачовски и постановщиком спецэффектов Джоном Гаэтой: bullet time также регистрирует движение объектов, так что во время эффекта облёта камеры можно заметить замедленное движение персонажей. Когда кадры были соединены, получающиеся эффекты замедленной съемки достигли кадровой частоты 12 000 в секунду, в противоположность нормальным 24 кадрам в секунду фильма. Стандартные кинокамеры были помещены на концах массива, для чтобы получить нормальное действие скорости до и после. Поскольку в большинстве эпизодов камеры почти полностью охватывают объект, использовалась компьютерная технология для редактирования камер, которые появились на фоне с другой стороны. Для создания фона Гаэта нанял Джорджа Боршукова, который создал 3D-модели, основанные на геометрии зданий, и использовал фотографии самих зданий как текстуры.

 

Manex также обрабатывала эффекты существ в сценах «реального мира», таких как охотники и машины; Animal Logic создала эффект коридора из зелёного кода и взрывающего агента в финале фильма.

 

Стоимость спецэффектов составила 12,6 млн долл. (20 % от бюджета).

 

Отзывы

 

Комбинация насыщенного спецэффектами действия с философской проблематикой была довольно радушно принята, хотя вопросы об органичности этого сочетания остались. Уильям Гибсон, просмотрев фильм, сказал: «Такого восхищения я не испытывал очень давно. … Нео теперь мой самый любимый герой в фантастике, навсегда». Джосс Уидон назвал фильм «мой номер один» и похвалил за глубину сюжета: «Он смотрится на том уровне, на котором ты хочешь его смотреть». В 2001 году «Матрица» заняла 66-е место в составленном Американским институтом киноискусства списке «100 лучших триллеров».

 

Роджер Эберт поставил фильму три звезды из четырёх возможных. Его разочаровало то, что «фильм начинается с пересмотра природы реальности, а заканчивается перестрелкой. Мы хотим прыжка воображения, а не очередной кульминации с непременными автоматными очередями. Мне пришлось повидать десятки, если не сотни подобных упражнений в насилии, которые эксплуатируют одни и те же давно затёртые идеи». 

 

Иэн Натан из Empire назвал Кэрри-Энн Мосс «главной находкой», похвалил «сюрреалистические визуальные высоты», позволенные bullet time (или «slo-mo») эффектом и описал фильм как «технически сногсшибательный, стиль, слитый отлично с довольным и настолько чертовски классным».